Сильченкова Л.С., Пиче-оол Т.С. | РОЛЬ КНИЖНОЙ ИЛЛЮСТРАЦИИ В ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧИТАТЕЛЯ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

Рейтинг
[Всего голосов: 0 Средний: 0]

СИЛЬЧЕНКОВА  Людмила Семеновна профессор департамента методики обучения Института педагогики и психологии образования Московского городского педагогического университете, г. Москва, Е-mail: luiil@yandex.ru

ПИЧЕ-ООЛ Татьяна Семеновна доцент департамента методики обучения Института педагогики и психологии образования Московского городского педагогического университете, г. Москва, Е-mailpts2503@mail.ru

Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции «РЕБЕНОК В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ МЕГАПОЛИСА»

Роль художественной иллюстрации в детской книге весьма велика. В книговедении иллюстрацию наряду с надписями, титульным листом, содержанием оглавления и другими элементами, иллюстрацию относят к важнейшему элементу языка книги. Наука становления ребенка-читателя утверждает, что «все эти знаки языка книги  — инструмента для чтения – ребенок осваивает  постепенно, в течение 4-х лет, в соответствии с программой, основой которой является теория формирования типа правильной  читательской деятельности и наука становления личности средствами чтения-общения» [1,  с.69].

Трактовка взаимодействия ребенка с книгой как знаковой деятельности соответствует парадигме современного образования. Именно такой подход находит все более широкое применение в современной начальной школе. «Образное мышление благодаря способности к символизации обладает потенциальными возможностями целостного видения во внутреннем плане всей последовательности событий. Это мышление обладает не только действенным характером, но созерцательно-действенным, т.е. оно способно уже отражать организацию самих умственных действий, с помощью которых происходит познание, а не только регистрировать преобразования предмета. Знаково-символическая деятельность является важной составной частью познавательной деятельности младших школьников» [2, с.222].

К иллюстрации в детской книге предъявляются разнообразные требования, основанные на с санитарно-гигиенических и эстетических критериях. В данной статье мы рассматриваем иллюстрацию в общей структуре читательских компетенций младшего школьника, в первую очередь в процессах формирования навыков осознанного чтения, построенных на процессах анализа, понимания и интерпретации. В целом можно сказать, что  «решение практических проблем понимания читаемого текста имеет интегративную основу и находится в плоскости  междисциплинарных связей» [4, с. 72-73]. Как известно, в детской книге иллюстрации призваны помочь протеканию этих процессов, т.е. рисунки должны адекватно отражать авторский замысел. Не случайно, именно в детской литературе известны факты иллюстрирования своих художественных произведений авторами, что следует расценивать как попытки воплощения авторского замысла не только словами, но и средствами изобразительного искусства. Назовем в этой связи  книги В.Г. Сутеева для малышей, а также книги о животных Е.И. Чарушина с авторскими рисунками.

Безусловно, данные примеры лишь счастливое исключение: не обязательно мастер художественного слова должен иметь художественный дар и в области изобразительной деятельности. В истории детской литературы чаще встречаются примеры плодотворного сотрудничества писателя и художника, например, всем с детства известны книги К.И. Чуковского с иллюстрациями В. Конашевича, книги С.Я. Маршака с иллюстрациями художника В.В. Лебедева. В каждой детской книжке художник выступает как полноправный участник чтения-общения: ведь представляет на суд читателя-ребенка продукт своего понимания текста, своей интерпретации художественно замысла писателя.

В этом смысле показательный пример сотрудничества писателя и художника мы имеем в истории творческой деятельности детского писателя С.Я. Маршака и художника В.Ф. Пахомова. В 1927 году в издательстве ОГИЗ вышла книжка С. Маршака объемом 12  страниц с одноименным стихотворением «Мастер» с иллюстрациями В.Пахомова, т.е. это была книжка – произведение.

Художник не только мастерски сопроводил текст стихотворения видеорядом, обнаруживая тесную творческую связь с автором,  но и обогатил текст произведения С.Я. Маршака новыми смыслами. Кроме основного персонажа – незадачливого мальчугана, возомнившего себя столярных дел мастером – художник ввел героя, которого в тексте С.Я. Маршака не было. Это дедушка – настоящий мастер, на фоне которого особенно ярко предстает художественный образ основного героя – хвастливого и самонадеянного мальчишки. Художник значительно обогатил художественное содержание произведения, указал новые пути освоения его содержания, предложил свой вариант интерпретации.

Потрясенный таким глубоким проникновением художника в замысел своего стихотворения, С.Я. Маршак дописал еще несколько строчек, используя  детский окказионализм «ломастер» и поменял название этого стихотворения. В дальнейшем оно переиздавалось с иллюстрациями В.Ф. Пахомова несколько раз. Именно с новым  названием – «Мастер-ломастер»  стихотворение получило большую известность, став одни из самых веселых и популярных детских стихотворений С.Я. Маршака.

Безусловно, процесс общения с детской книгой предоставляет юному читателю гораздо больше возможностей для продуктивного взаимодействия с автором, чем если это совершается с тем же самым произведением в учебной хрестоматии для уроков литературного чтения. Известно, что творчество художника оказывает значительное воздействие на процесс освоения читателями младшего школьного возраста текста художественного произведения. По мнению специалистов детского чтения, иллюстрация  может пояснять текст путем демонстрации соответствующего объекта, часто отсутствующего в чувственно-практическом опыте ребенка-читателя, или дополняет текст какими-то наглядными образами, или активно толкует, т.е. интерпретирует текст, предоставляя возможность юному читателю  взглянуть на литературное произведение по-новому. Любые интерпретационные формы деятельности способствует формированию интереса к чтению, формируют активного и творческого читателя [3].

В учебной хрестоматии все тексты, причем разной авторской принадлежности,  иллюстрируются, как правило, одним иди одними и теми же художниками (авторским коллективом художников), поэтому часто исчезает непосредственность целостного восприятия книги как единого целого текста и иллюстрации. Сужается поле анализа словесного и зрительного ряда, а также возможности интерпретационной деятельности читателей младшего школьного возраста. Ведь начало интерпретационной деятельности можно сформировать у ребенка, только показав ему ее образцы в виде художественных иллюстраций, причем лучше это делать при сравнении разных иллюстраций к одному художественному тексту. Разумеется, это  сделать нельзя исключительно средствами одной лишь учебной хрестоматии.

Применение оригинальных детских книг в качестве учебного материала уроков литературного чтения значительно расширяет интерпретационные возможности читательской деятельности учащихся начальных классов. Приведем пример из педагогической практики по использованию возможностей детской книги для формирования интерпретационной читательской деятельности младших школьников.

В современной начальной школе дети любят читать  книжку В.С. Осеевой «Добрая хозяюшка». В современно читательской практике эта детская книга встречаются в разных изданиях, с иллюстрациями разных художников. Широко известны книжки с рисунками художницы  М. Я. Рудаченко. «Добрая хозяюшка» В.Осеевой с иллюстрациями этой художницы издавалась в разных издательствах и в разных форматах, например, в виде книжки-малышки, книжки-раскладушки.

Если рассматривать эти книжки, то можно заметить одну закономерность: в книжке героями являются  маленькие дети.  Это и сама добрая хозяюшка, и ее соседи  изображены детьми, причем явно младшего школьного возраста или даже дошкольного: короткие платьица, характерные детские позы, непосредственное выражение лиц.  Вот главная героиня сидит на кровати, и ее ноги не достают до пола. На этой иллюстрации особенно заметно наивное выражение глаз героини.  Да, это совсем маленькая девочка, наверное, она еще не учится в школе, может,  ходит в детский сад. Но если она уже и школьница, то уж точно является всего лишь первоклассницей.

Рассматривание иллюстраций в книжке, а также чтение текста позволяет интерпретировать образы героев в соответствующем ключе: девочка – главная героиня сказки – совсем несмышленая, маленькая, она еще не умеет дружить, поэтому с легкостью меняет своих друзей–животных: петуха на курочку, курочку на уточку, уточку на щенка. Да еще новому другу – щенку – про это рассказывает. Все это выдает в ней как еще очень социально неопытного в поведении человека, она просто не знает, что это значит – дружить. Эту девочку можно пожалеть, что-то ей посоветовать. Но такого персонажа, например, старшего товарища или взрослого человека, который бы задал этому персонажу правильную модель поведения,  в сказке В.Осеевой нет.  Нет его и на иллюстрациях М.Я. Рудаченко, поэтому данная функция может быть выполнена юными читателями. Обычно так и заканчивается чтение книжки В.Осеевой: «Давайте расскажем этой девочке, как нужно дружить,  как приобрести друга». Дети с удовольствием дают ей советы.

Мы видим, как иллюстрация помогает анализу текста, пониманию образа персонажа и в целом интерпретации художественного содержания этого произведения В.С. Осеевой.

Рассмотрим еще одно издание этого литературного произведения, с рисунками другого известного  иллюстратора детских книг —  художника Н. А. Устинова.

Эта детская книжка была выпущена в издательстве «Детская литература» в серии «Мои первые книжки».  Книги этой серии предназначены для  самостоятельного чтения младших школьников: в них соблюдаются все санитарно-гигиенические требования, они имеют не очень большой формат, что не позволяет ребенку терять строчку, поэтому книжку целесообразно самостоятельно читать ребенку – начинающему читателю.

Уже на обложке книжки мы видим девочку, которая явно старше возраста этой героини в предыдущей детской книжке В. Осеевой.  Это  подтверждается рассмотрением иллюстраций и в самой книге. Можно даже предположить, что  это девочка явно подросткового возраста, которая может планировать и контролировать свои действия, а не только реализовывать их. Значит, известная доля ответственности за свои поступки может падать на такого человека, воплощенного в образе этого персонажа.

Как можно интерпретировать художественное содержание сказки В.Осеевой с такими иллюстрациями?  Разумеется, как–то по–другому, чем при общении с предыдущей книжкой. Тут нельзя про это девочку сказать, что она делала это по неведению: хотя бы и небольшой, но некоторый житейский опыт, да еще проживания в сельской местности, как это изображено на рисунках художника Н.А. Устинова,  эта героиня  имеет. Зачем же она так предательски поступает со своими друзьями–животными?

Художественная иллюстрация в детской книжке в процессах анализа, понимания и интерпретации играет большую роль и, как видим, порой заставляет осуществлять ее совсем в другом ключе. Если девочка подросткового возраста совершает такие неблаговидные поступки, то ее следует только осудить без всякого снисхождения. Причем похоже, что она даже и не раскаивается в этом. Весь вид этого персонажа на иллюстрации Н.А. Устинова говорит об этом: поднятая голова и глаза с устремленным вверх взглядом, скрещенные на груди руки не говорят о раскаянии героини, которое могло бы быть естественным после таких неблаговидных поступков.  Раскаяние, которого следовало бы  ожидать, выглядит несколько иначе.

Мы видим, что разные иллюстрации к одному и тому же литературному произведению заставляют интерпретировать художественные образы и в целом художественный замысел в разном направлении. Если первая интерпретация сказки В.Осеевой из книжки с иллюстрациями М.Я. Рудаченко позволяет все-таки воспитывать в читателе добрые чувства на примере не очень положительного образа персонажа, то рисунки Н. А. Устинов в другом издании сказки не позволяют соблюдать этот добрый снисходительный тон разговора о героине. Пожалуй, во втором случае нужно осудить ее поведение, ее моральные принципы, вернее, их отсутствие.  Конечно, учитель волен выбирать учебный материал для уроков литературного чтения, но социальный заказ нашего общества настойчиво диктует выбирать такую книжку, которая бы помогала воспитывать доброту, толерантность, в целом терпимое отношение к человеку. В этом смысле предпочтительнее выглядит книжка В. Осеевой «Добрая хозяюшка» с иллюстрациями М.Я. Рудаченко.

Наконец, стоит обратить внимание на интерпретационные возможности при общении с книгой В.Осеевой в издании  Государственным издательством детской литературы Министерства просвещения РСФСР 1953 года. Она проиллюстрирована художником Ф. Глебовым, рисунки которого достаточно реалистичны. Он  изобразил предметы деревенского быта: домашние животные, деревенский дом с завалинкой, некоторые сельскохозяйственные орудия труда.

Но главное отличие данной книжки от двух предыдущих состоит в том, что рядом с девочкой изображены взрослые люди: соседка с курочкой, сосед со щенком. Все они участвовали в обменах. Как можно оценить роль взрослых во всех ситуациях обмена? Может возникнуть закономерный вопрос: «Почему они разъяснили девочке, что с друзьями так поступать нельзя? Почему не отказались от обмена?».

Тут может возникнуть целый веер предположений, которые читатели младшего школьного возраста высказывают: взрослые не знали, что девочка меняет друзей; они хотели сделать девочке приятное; они поступали по-соседски, поэтому не отказывались от обмена. Было и такое мнение: «Соседу больше нужна была в хозяйстве уточка, чем щенок, вот он и поменялся».

Полагаем, что если бы в современном образовательном пространстве существовала такая книга, то ее тоже можно было использовать в учебном процессе как образец существования разных мнений по поводу одного и того же содержания. Нельзя принуждать юного читателя к «единомнению», иначе это будет уже не его мнение, а чужое. Это, безусловно, приводит к потере самостоятельности читателя младшего школьного возраста, убивает его активность.

Описанные выше примеры иллюстрирования разными художниками одной и той же детской книжки показывают, что в детском чтении могут существовать разные возможности для интерпретации читателями младшего школьного возраста произведений детской литературы. Применяя детскую книгу в качестве учебного материала уроков литературного чтения, учитель должен учитывать тот ракурс интерпретации, который задается иллюстрацией. Однако практика применения детских книг в учебном процессе в начальной школе позволяет продемонстрировать учащимся образцы художественной  интерпретации литературного произведения. Безусловно, сравнение художественной иллюстрации с собственным пониманием помогает читателю младшего школьника формировать свои интерпретационные умения.

Литература 

  1. Светловская Н.Н., Пиче-оол Т.С. Наука становления личности средствами чтения-общения: М.: Экон-Информ, 2011. 213 с.
  2. Сильченкова Л.С. Знаковый подход к процессу овладения механизмом чтения младшими школьниками/Человек и язык в коммуникативном пространстве: сборник научных статей. Красноярск, Сиб. федер. ун-т, 2015. Т. 6. № 6. С. 218-226.
  3. Сильченкова Л.С. Интерпретационная деятельность читателя младшего школьного возраста как форма приобщения к чтению/Читательская культура в современном обществе: формирование и социально-педагогическая поддержка. Сборник статей по материалам конференции (Москва, 23 марта 2013) в 2 частях. Ч.2. М.: М.: Совпадение, С. 127-132
  4. Сильченкова Л.С. Формирование у младших школьников навыков осознанного чтения/ Языковое и литературное образование в современном обществе – 2016: Сб. научных статей по и тогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (16-17 ноября 2016 г.). СПб.: Изд-во ВВМ, 2016.  С. 71-79

http://izvestia-ippo.ru/silchenkova-l-s-piche-ool-t-s-rol-knizhn/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *