Савенкова Т.Д. | Развитие эмоционального интеллекта старших дошкольников как задача современного дошкольного образования

Рейтинг
[Всего голосов: 1 Средний: 5]

кандидат педагогических наук,  ИППО ГАОУ ВО МГПУ,

 Москва

tdpichik1@yandex.ru

 Материалы VIII Всероссийской научно-практической конференции «РЕБЕНОК В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ МЕГАПОЛИСА»

Эксперты в области футурологии, развития новых технологий и разработки инновационных образовательных систем среди важнейших характеристик, наиболее востребованных в настоящее время и особенно важных в будущем, называют высокий эмоциональный интеллект, социальный интеллект и их производную — социальную компетентность (Дж. Андерсен, М. Боирлейн, M. Каку, Г. Маркс, Т. Фрайн и др.). Эмоциональный интеллект, понимаемый большинством специалистов как способность человека адекватно выражать собственные эмоции, понимать эмоции и мотивы поведения других людей, как способность к познанию собственной эмоциональной сферы и социальных явлений, выступает в качестве важнейшей составляющей социального интеллекта и является фундаментом социальной компетентности личности (И.Н. Андреева, Ю.Д. Бабаева, Р. Бар-Он, С.С. Белова, И.И. Ветрова, Х. Вайсбах, У. Дакс, Д. Карузо, О.В. Лунева, Д.В. Люсин, Дж. Майер, Г. Олпорт, Г. Орме, А.И. Савенков, Е.А. Сергиенко, Р. Стергнберг, П. Сэловей, Д.В. Ушаков, В.С. Юркевич и др.). В свою очередь, развитый социальный интеллект лежит в основе способностей человека успешно строить социальные взаимодействия, определяет готовность и способность творчески работать в команде, быть лидером и ведомым, обеспечивает то, что можно назвать социальной компетентностью.

Понятие эмоциональный интеллект наиболее интенсивно стало использоваться в научной литературе лишь в самом конце ХХ века, при этом его изучение имеет долгую историю и связано с исследованиями психологии чувств и эмоций, а также проблематикой изучения социального интеллекта. Исследователи отмечают, что впервые понятие «эмоциональный интеллект» было использовано в работе Майкла Белдока [(Michael Beldoch) Sensitivity to expression of emotional meaning in three modes of communication] еще в 1964 году (С.С. Белова, А.И. Савенков и др.).

Несмотря на то, что термины «эмоциональный интеллект» и «социальный интеллект» широко используется в современных научных работах, практические психологи разрабатывают и проводят множество тренинговых программ, а педагоги-практики создают разнообразные методические разработки для его развития у детей разных возрастов, правомерность их использования продолжает вызывать сомнения у ученых. Как отмечает А.И. Савенков: «Слово «интеллект» прочно связано в сознании психологов с когнитивной сферой, а определения «эмоциональный» и «социальный» относятся к аффективной сфере и характеризуют несколько иные грани развития личности» [А.И. Савенков, 2018].

В современной психологической и педагогической литературе проблематика социального интеллекта нередко объединяется с проблематикой изучения социальных эмоций, а, следовательно, с вопросами исследования эмоциональной сферы личности. В психологии результаты экспериментальных исследований эмоциональной сферы личности ребенка освещены сравнительно полно такими авторами как: Р. Вудвортс, 1950; Г. Линдслей, 1960; П. Фресс, 1975; Я. Рейковский, 1979; К. Изард, 1980. В работах этих ученых в частности отмечается, что эмоции оказывают существенное влияние на актуализацию и накопление индивидом собственного социального опыта.

Одна из первых функций, обсуждаемых специалистами, использующими при этом разную терминологию, свидетельствует о способности эмоций оставлять следы в социальном опыте личности (П.К. Анохин, П.П. Блонский, А.Н. Леонтьев, П.В. Симонов и др.). Это позволяет закреплять в формирующейся психике ребенка как удавшиеся, так не удавшиеся воздействия. В ряде специальных работ обнаружено, что особенно ярко «следообразующая» функция эмоций проявляется в случаях переживания личностью особенно ярких, экстремальных эмоциональных состояний (Я.М. Калашник, А. Р. Лурия и др.).

Взгляды специалистов на возникновение и значение социальных эмоций, традиционно различались. Одни исследователи даже придерживались мнения о том, что в рамках науки о поведении – бихевиоризма, можно обойтись без понятия «эмоция» (К. Даффи, Г. Линдслей и др.). Поведенческие проблемы, с точки зрения бихевиоризма значительно проще объяснять с помощью понятий «активация» или «возбуждение». Эти явления относятся к числу явно наблюдаемых, а потому поддаются объективной, строгой фиксации, и, следовательно, и не столь аморфны, как традиционные способы оценки интеллекта или эмоциональной сферы личности, принятые в классической психологической науке.

Другие ученые в противоположность этим суждениям (С.С. Томпкинс, К.Э. Изард и др.) настаивали на том, что эмоции образуют основу первичной мотивационной системы человека. Часть исследователей склонна была рассматривать эмоции как ситуативные, кратковременные, преходящие состояния, в тоже время другие специалисты придерживались убеждения о том, эмоции постоянные и относительно устойчивые психические образования, сопровождающие все поведенческие акты, делая их зависимыми от аффективных реакций человека (Р. Бар-Он, С.С. Белова, О.Н. Лунева, Дж. Майер, А.И. Савенков, П. Сэловей и др.).

Отдельно стоят работы, в которых странным образом утверждается, что эмоции разрушают и дезорганизуют поведение человека, что они являются основным источником психосоматических расстройств (A. Lazarus, D. Young и др.). Одновременно с ними, другая группа специалистов склонна полагать, что все выглядит совершенно иначе. По их мнению, эмоции постоянно играют большую роль в адекватном течении мотивационных процессов личности. (К.Э. Изард, М. Леппер, О.Х. Маурер, А. Раппопорт, С.С. Томкинс и др.).

В большинстве теоретических источников подчеркивается как очевидное, утверждение о том, что эмоции необходимы для выживания и благополучия человека в социуме. Еще Ч. Дарвин, в своих работах, посвященных эмоциям человека и животных, подчеркивая эволюционное значение эмоций, говорил о том, что их значение состоит в том, что они обеспечили человеку новый тип мотивации, содействовали формированию новых поведенческих тенденций, позволили получить существенно большую вариативность социального поведения, необходимую для его позитивной социализации и успешной адаптации в социальной среде (В.К. Вилюнас, Ю.Д. Гипенрейтер, К.Э. Изард и др.).

В работах педагогического плана систематически подчеркивается мысль о том, что эмоциональная сфера в значительной степени обусловлена особенностями социального опыта личности, и в первую очередь опыта, приобретенного в младенчестве и в раннем детстве (Ю.Б. Гипенрейтер, С.И. Карпова, С.А. Козлова, Т.С. Комарова, Т.А. Павленко, Н.Г. Пантелеева, Н.Б. Полковникова, А.И. Савенков, П.В. Смирнова, О.В. Цаплина и др.).

Как мы уже отметили, понятие социальный интеллект, в современной психологии, а вслед за ней в педагогике и образовательной практике, обычно обсуждается вместе с тесно связанной с ней проблематикой эмоционального интеллекта. Понятие «эмоциональный интеллект» вошло в психологию значительно позже понятия «социальный интеллект», произошло это в 60-х годах ХХ века. Впоследствии, понятие эмоциональный интеллект постепенно заняло свое пространство в кругу проблем, широко обсуждаемых психологами и педагогами. В 1985 году была опубликована работа У.Пэйна; В 1988 году Р. Бар-Он ввел понятие – «эмоциональный коэффициент» (Emotional Quotient), по аналогии с IQ (Intelligence Quotient) В. Штерна, введенном еще в 1912 году.

Как отмечается специалистами, ключевым событием, активно способствовавшим широкому распространению проблематики эмоционального интеллекта в среде психологов, а впоследствии и педагогов, стала публикация в 90-х годах статьи П. Сэловея и Дж. Майера [185] (Ю.Д. Бабаева, В.С. Юркевич и др.). Широкий отклик профессиональные исследования социального интеллекта и эмоционального интеллекта вызвали в популярной педагогике и обыденной психологии.

Тенденция активного заимствования и широкого распространения научных понятий массовым сознанием и обыденной психологией наблюдается с начала ХХ века. Журналисты через средства массовой информации стремительно делают достижения психологической науки достоянием обывателя, благодаря чему научные понятия начинают жить своей жизнью в средствах массовой информации и обыденных суждениях, нередко при этом обрастая неподтвержденными сведениями и легендами. Не избежали этого и рассматриваемое нами понятие «эмоциональный интеллект». Значительное содействие в продвижении изучения проблематики эмоционального интеллекта оказала работа научного обозревателя газеты – «The New York Times» -Д. Гоулмана, опубликовавшего научно-популярную книгу — «Emotional Intelligence».

С конца прошлого века научной психологией активно разрабатывается проблематика диагностики и развития эмоционального интеллекта, эти исследования оказали действенное влияние на разработку педагогических решений этих проблем в образовании. В 1996 году израильский ученый Р. Бар-Он публикует свой новый тест для оценки эмоционального интеллекта. Предлагаемая методика содержит перечень вопросов для диагностики эмоционального интеллекта и позволяет рассчитать его коэффициент. Тест Р. Бар-она построен на разработанной им концепции и включает в себя все некогнитивные характеристики личности, позволяющие человеку быть успешным в разных социальных ситуациях. Р. Бар-Он выделяет пять блоков параметров, каждый из них характеризует навыки, позволяющие человеку быть успешным в социальных отношениях: «…познание собственной личности…»; «навыки межличностного общения…»; «способность к адаптации…»; «управление стрессовыми ситуациями…»; «преобладающее настроение…».

В это время были проведены специальные исследования в области конструирования теоретических моделей эмоционального интеллекта и социального интеллекта. Например, Д.В. Люсин предложил рассматривать эмоциональный интеллект как — «…способности к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими». Он, следуя в русле идей Г. Гарднера, выделяет два варианта его проявлений: «внутриличностный» и «межличностный». При этом оба, представленных варианта, предполагают актуализацию различных когнитивных процессов, социальных знаний, умений и навыков. Модель эмоционального интеллекта Д.В. Люсина включает три компонента:

  • «…когнитивные способности (скорость и точность переработки эмоциональной информации);
  • представления об эмоциях (как о ценностях, как о важном источнике информации о себе самом и о других людях и т.п.);
  • особенности эмоциональности (эмоциональная устойчивость, эмоциональная чувствительность и т.п.) [Д.В. Люсин, 2004].

В настоящее время эмоциональный интеллект нередко рассматривают как часть социального интеллекта и не сложно заметить, что при разработке его теоретических моделей и методов диагностики многие параметры, по которым он оценивается относятся не столько к сфере эмоций, сколько к проблематике социальных взаимодействий и коммуникаций.

Литература

  1. Карпова С.И., Савенкова Т.Д., Пархимович З.В. Развитие у детей старшего дошкольного возраста художественных способностей создавать образ человека в рисовании портрета//Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2019. Т. 24. № 178. С. 100-109.
  2. Люсин, Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте / Д.В. Люсин // Социальный интеллект. Теория, измерение, исследования. Под ред. Д.В. Ушакова, Д.В. Люсина. –М.; Институт психологии РАН, 2004, -С.29-39.
  3. Савенков А.И. Социальный интеллект как проблема психологии одаренности и творчества. Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2005. Т.2. №4. С. 94.
  4. Савенкова Т.Д. Развитие социального интеллекта дошкольников. Учебное пособие. -М.; 2020. – 1436 с. Сер. Высшее образование (1-е издание).

 

http://izvestia-ippo.ru/savenkova-t-d-razvitie-yemocionalnog/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *