Муроддилаева Нилюфар Муминжон кизи | ТРАДИЦИИ НРАВСТВЕННОГО УЧИТЕЛЬСТВА РУССКОЙ ПРОЗЫ В НОВЕЛЛИСТИКЕ АБДУЛЛЫ КАХХАРА

Рейтинг
[Всего голосов: 2 Средний: 4.5]

УДК 82-32

Коканд, КГПИ

 научный консультант Т.Р. Аюпов

В данной статье рассматривается влияние прозы А.П. Чехова на творчество узбекского новеллиста Абдуллы Каххара. Учитывается мировое влияние прозы Чехова, как на современников, так и на продолжателей его дела, в том числе при переводах на узбекский язык. Статья включает исследование на примере писателя Абдуллы Каххара и его Чеховских заимствований.

 

This article discusses the influence of A.P. Chekhov on Uzbek novelists. Both Chekhov’s contemporaries and successors of his work, in Uzbek translations. This article cites a small study on the example of one writer A. Kahkhar, in particular his works “Sick”, “Mourning at the wedding”.

А.П. Чехов великий русский писатель-реалист, обличитель мира пошлости и мещанства, несравненный художник, нравственный учитель. Он поднял на недосягаемую высоту жанр новеллы и сказал новое слово в драматургии. «В 1970 – 1980-е годы ХХ столетия российские литературоведы стали обращаться к понятию «художественный мир», которое они рассматривали в контексте творчества того или иного писателя» [1, с. 451]. В том числе и на примере творчества А.П. Чехова, в котором русские люди находят созвучные им настроения и мотивы. Особенно сильна у писателя линия обличения мещанства, пошлости, своекорыстия и других отрицательных явлений.

Как в русской литературе имеются достойные продолжатели чеховской линии, например. Константин Паустовский, Сергей Антонов, Юрий Казаков, Георгий Семёнов, Сергей Никитин, Борис Бедный, Юрий Нагибин, Виктор Пелевин, так и в узбекской литературе Абдулла Кадыри, Муса Ташмухамедов (Айбек), Абдулла Каххар, Гафур Гулям, Манзура Собирова (Айдин), Саид Ахмад и другие продолжают чеховскую традицию в современной прозе.

Рассказ один из самых молодых жанров в узбекской литературе. Для начинающих новеллистов Узбекистана эстетическое освоение действительности явилось сложным: всё было внове и жанровые законы, и темы, врывающиеся в литературу из жизни. Изучив наследие классической литературы, узбекские писатели создали оригинальные произведения из жизни узбекского народа.

Об Абдулле Каххаре у нас в Узбекистане говорят, что он узбекский Чехов. Действительно, Абдулла Каххар является достойным преемником великого Чехова. Он внёс свой вклад в литературу такими рассказами как “Годы”, “Гранат”, “Вор”, “Стыдливая жена”, “Больная”, “Учитель словесности”, “Траур на свадьбе”, “Человек без головы”, “Сказки из прошлых” и многими другими.

В основе рассказа “Больная” лежит трагическое событие: жена Сатиболди тяжело больна. Он старался вылечить жену, как мог: обращался к священнику, знахарю, а к врачу нет денег. Старуха-соседка посоветовала, чтобы его четырехлетняя дочь молила бога дать выздоровление матери. Каждый день рано утром Сатиболди будил маленькую девочку и заставлял повторять за собой слова молитвы. Ничего не помогло больной, и она умерла. Ночью Сатиболди разбудил дочь, чтобы труп положить отдельно. Девочка, ещё не проснувшись и не открывая глаза, привычно начала повторять молитву. В основе этих рассказов лежат бытовые сцены, но они связаны с социальной жизнью: писатель заставляет увидеть в личном несчастье людей отражение социальной несправедливости.

В рассказе “Траур на свадьбе” главный герой – Мухтархан-домла, который работает преподавателем в вузе. Человек он уважаемый и на работе, и в махалле (общине). Пожилой человек воплощение всех лучших качеств. Вся махалля любит его и уважает, да и он тоже к взрослым относится серьезно, к маленьким детям обращается на их языке. Часто посещает чайхану и беседует с людьми. Если Мухтархан уезжает в отпуск или в командировку, то махалля пустеет.

Абдулла Каххар характеризует героя частично от своего имени и частично от имени махалли. По махалле разнеслась весть о том, что Мухтархан женится. В махалле многие женятся, но никогда весть о женитьбе не обсуждалась так оживленно и радостно, как на этот раз. Отсюда видно особое отношение махалли к Мухтархану. Все от души были рады предстоящему событию, так как одиноким старикам очень трудно жить. Жители махалли верили, что он женится обязательно на умной и достойной его женщине. Но оказалось, что «реальность противоположна вымыслу» [2, с. 6], ломает человеческие задумки и фантазии.

События развиваются вопреки ожиданиям махалли. Герой состриг свою бороду, гордость, красоту не только одного Мухтархана, но и всей махалли. Раньше преподаватель был среди людей и интересовался жизнью каждого, а теперь проходил по другой стороне улицы, старался не показываться людям.

Мухтархан начал носить пеструю тюбетейку, узкие брюки и клетчатую рубашку, высоко засучив рукава, и большие золотые часы. Люди видели, как он сидел в парке и пил пиво … Поведение его резко изменилось от того, что он собирался жениться на женщине в три раза моложе его – на своей студентке.

На обрисовку её портрета писатель не скупится: дополняя картину, для смеха, будто напоказ, одетая во всё красное: платье без рукавов, шляпа вытянута кверху, напоминает маленький купол, сумка и туфли на высоком каблуке — красные. По мнению махаллинских женщин, она была похожа на «леденец-петушок». Теперь Мухтархан на каждом шагу старался показывать себя моложе. Нравственный облик героя изменился.

Свадьба была назначена на шесть часов утра, были приглашены гости со стороны невесты около пятьдесят человек, а со стороны жениха – восемь. Начали свадьбу в одиннадцатом часу, приветствовало их всего одиннадцать человек: из них трое музыкантов и дядя Карим, который готовил жаркое.

Весть о его свадьбе – это тоже, что весть о его смерти, но смерти не физической, а моральной. Абдулла Каххар показывает и его физическую смерть: Мухтархан провожает свою жену на курорт. Такси, в котором они едут на вокзал, проезжает через высокий мост; вдруг раскрывается крышка багажника и вылетают один за другим чемоданы жены, которые, подпрыгивая, будто соревнуясь, катятся; один оказывается на середине дороги, а другой на тротуаре. Проехав сорок-пятьдесят шагов, шофёр останавливает машину. Мухтархан первым выпрыгивает из машины и бежит к чемоданам. Отказываясь от помощи шофера и подоспевших людей, он поднимает оба чемодана и идет к машине.

На середине дороги у него начинают дрожать коленки, он сильно бледнеет, и, шатаясь, добирается до машины. Поставив чемоданы и протерев глаза, он падает в машину. Это была последняя его попытка показать себя молодым. Проехав немного, машина останавливается, открывается дверь, и «леденец-петушок» с криком бросается на землю, не выговаривая ни слова, а только издавая нелепый звук и рукой показывая в сторону машины. Мухтархан умер. На похоронах было очень мало народу, будто в душе людей он умер давно.

Абдулла Каххар назидательно показывает нравственный перелом своего героя, кроме того, он уничтожает его физически. Абдулла Каххар саркастически смеётся над героями рассказа в одинаковой мере, и вся махалля вместе с ним.

Теперь обратимся к рассказу А.П. Чехова “Скрипка Ротшильда”. Главный герой рассказа, Яков Иванович Бронза, жестокий, тупой и скупой мещанин, лишенный человеческих чувств. Даже злодею свойственна отцовская любовь. Но Яков вообще забыл, что у него когда-то была дочь и умерла. Когда жена напоминает ему о дочери, он говорит жене: “Это тебе мерещится”.

Трагедия семьи без любви «реализуется у Чехова в новом сюжетном воплощении» [4, с.10]. “Он, кажется, ни разу не приласкал жену, … а только кричал на неё, бранил за убытки, бросался на неё с кулаками”. Не удивительно поэтому, что жена встречает свою смерть как освобождение. Мысль об ускользнувших от Якова барышах терзает его всюду и в избе, и в лесу. Для Якова не существует ни семьи, ни родины, ни друзей, ни природы. Он радуется каждой новой смерти жителей своего городка и горюет, когда они умирают редко. Смерть его главный доход, так как по профессии Яков гробовщик.

Яков снимает мерку для гроба со своей ещё живой жены, а когда та едва заболевает, на её глазах начинает сколачивать гроб. По его мнению, содержание человеческой жизни исчерпывается приходно-расходными цифрами.

Он оглядывается на прожитую жизнь: жизнь прошла без пользы, пусто, бесследно. А как же так получилось? Ведь можно было заниматься рыбной ловлей, плавать в лодке от усадьбы к усадьбе, играть на скрипке, гонять барки, разводить гусей это лучше, чем делать гробы. Но этого не было даже во сне, жизнь прошла даром. Впереди ничего уже не осталось, а позади – и там нет ничего, кроме больших и страшных убытков. Постепенно, незаметно для читателей мысль этого скупого о личных убытках выходит за пределы его эгоистических интересов и нужд – под воздействием пережитого потрясения.

“И почему человек, продолжает свои печальные размышления Яков, – не может жить так, чтобы не было этих потерь и убытков?” Яков встает перед нами как существо сложное: скупой тиран, он в то же время носит задатки гуманиста. Под отталкивающим обличьем тупого человека Чехову удалось разглядеть светлый, жаждущий справедливости и правды талант.

Яков был музыкантом и композитором, те глубокие чувства, для которых у него не было слов, он выражал музыкой. “Думая о пропащей убыточной жизни, он заиграл, сам не зная что, но вышло жалобно и трогательно, и слезы потекли у него по щекам. И чем крепче он думал, тем печальнее пела скрипка”. «Парадоксально, что самым близким человеком для него стал бедный еврей-флейтист Ротшильд, которому Бронза в знак признательности за сочувствие дарит и скрипку, и свою предсмертную песню. Ротшильд играет её так, что слушатели плачут» [5, с. 133]. В развитии характера Якова Иванова. Чехов не утаивает ничего в характерах своих героев. Он рассказывает о них всё как честный исследователь людей, учитель мудрости.

Зеркальны методы изображения Абдуллы Каххара в рассказе “Траур на свадьбе”. Автор описывает главного героя с положительной стороны, но действие развивается так, что в характере этого героя все положительное превращается в отрицательное. Автор характеризует героя частично от своего имени и частично – от имени коллектива махалли.

Абдулла Каххар также показывает героев своих рассказов, ничего не утаивая от читателя, как это делал его учитель А.П. Чехов. «Весь творческий багаж писателя стал неким литературным феноменом, который характеризуется сквозным внутренним стержнем, соединяющим все его произведения» [3, с 283].

У А.П. Чехова учились не только Абдулла Каххар, но и другие писатели Узбекистана. Они добились больших успехов в жанре маленького рассказа, достойно продолжая чеховскую традицию в узбекской литературе.

 

Литература

 

  1. Аюпов Т.Р. Художественный мир раннего Пелевина. // Мир науки, культуры, образования. 2021. № 4 (89). С. 451-454.
  2. Аюпов Т.Р. Художественные реалии в ранних рассказах Виктора Пелевина. // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2020. Т. 13. № 7. С. 5-9.
  3. Аюпов Т.Р. Художественные стратегии в ранней прозе В. Пелевина // Пушкинские чтения – 2020. Художественные стратегии классической и новой словесности: жанр, автор, текст. 2020. С. 283-289.
  4. Кадырова Н.А. Рассказ А.П. Чехова «Студент»: опыт мифопоэтического комментария. // Казанская наука. 2019. № 9. С. 8-10.
  5. Кадырова Н. А. Трансформация принципов ироничности в рассказах А.П. Чехова конца ХIХ-начала ХХ вв //Актуальные вопросы современной науки и образования. – 2022. – С. 131-133.

http://izvestia-ippo.ru/muroddilaeva-nilyufar-muminzhon-kizi-t/

Муроддилаева Нилюфар Муминжон кизи | ТРАДИЦИИ НРАВСТВЕННОГО УЧИТЕЛЬСТВА РУССКОЙ ПРОЗЫ В НОВЕЛЛИСТИКЕ АБДУЛЛЫ КАХХАРА: 1 комментарий

  1. Очень выразительные сюжеты Абдуллы Каххара проанализированы в статье. И сходство с прозой русских писателей замечено весьма точно. Захотелось почитать самого писателя. Спасибо автору статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *