Лихачев С.В. | ОБРАЗНЫЕ ТЕРМИНОИДЫ В ЯЗЫКОВОМ ОБРАЗОВАНИИ ШКОЛЬНИКА

Рейтинг
[Всего голосов: 29 Средний: 4.1]

ГАОУ ВО «Московский городской педагогический университет», Москва, Россия (129226, Москва, Сельскохозяйственный проезд, 4) email: lihachsv@rambler.ru

 Наряду с терминами в языке есть слова, которые усваиваются из контекста, ничего строго определенного научным путем не называют, но маскируются под термины – терминоиды. Образные термины в лингвистике используются благодаря традиции, пошедшей от старейших русских грамматик. Есть случаи, когда терминоиды используются для того, чтобы скрыть непонимание сути обозначаемого явления. Многие традиционные образные термины в школьной практике превращаются в терминоиды, так как лишаются понятийного содержания, которое подменяется на неопределенное интуитивное лексическое значение. Есть ряд вполне привычных терминов, которые зачастую не разъясняются просто потому, что кажутся понятными из внутренне формы. В результате школьник оказывается морально готов на экзамене разбираться в терминоидах, которые он не учил.

У лингвистов терминологии нет,

а есть запутанный и непонятный метаязык

профессор  И.Г. Добродомов.

Верное представление о термине уже более полувека принадлежит не только лингвистической науке, но и общенародному языку. Согласно первому изданию словаря Д.Н. Ушакова «термин» – это «слово, являющееся названием строго определенного понятия» [9: с. 689]. Чтобы знать и использовать термин, недостаточно его пару раз услышать, как это бывает с нетерминологической лексикой. Понятие, обозначаемое термином, следует специально и целенаправленно изучать. При этом термин не должен быть многозначным, образным, не должен иметь синонимов и омонимов. Строго эти требования в лингвистике не выполняются. Уже сама наука имеет три названия: языкознание языковедение и лингвистика. Словом «наречие» называют как часть речи, так и местную разновидность языка. Однако по основному признаку – понятийному содержанию – это все-таки термины.

Наряду с терминами в языке есть слова, которые усваиваются из контекста, ничего строго определенного научным путем не называют, но маскируются под термины. Такая лексика используется в азартных играх, например карточных: «прикуп», «марьяж»; а также биржевой игре: «медведи», «скальп». Такие слова получили названия терминоидов. Помимо того, что терминоиды не соответствуют определению термина, они зачастую бывают образными и выразительными, то есть осмысливаются не только по контексту, но и по внутренней форме. «Медведи» играют на понижение, что связано с бытовым представлением о том, что медведь чаще смотрит вниз. То есть внутренняя форма терминоида – смысловая соотнесенность его структурных частей (морфем, слов) со значением.

В задачи настоящей статьи не входит анализ терминоидов в областях человеческой деятельности, далеких от науки и образования. В этих областях терминоиды естественны и незаменимы. Целью статьи является оценка влияния образных, то есть обладающих внутренней формой, лингвометодических терминоидов на языковое образование школьника. Для исследования терминоидов используются такие методы как лингвистический анализ научного текста, наблюдение за устной и письменной речевой деятельностью, анализ внутренней формы на основе словообразовательной структуры..

Образные термины в лингвистике используются благодаря традиции, пошедшей от старейших русских грамматик. Например у М. Смотрицкого выделялся «недоуменный род». [Цит. по 3 – с. 61]. Еще из языкознания 19-го столетия пришли к нам выражения «шипящие согласные» и «свистящие согласные», которые в школьных учебниках уже не используются, но все-таки упоминаются на уроках. Выражение «гласные буквы» и «согласные буквы» наводят на мысль, что буквы связаны с голосом, тогда как буква это графических знак. Предложенные М.С. Соловейчик выражения более корректные «буквы гласных [звуков]» и «буквы согласных [звуков]» [7. с. 6] – не прижились в широком обиходе, возможно, из-за громоздкости и нестандартного порядка следования существительного и прилагательного в словосочетании. При этом даже признаваемое правильным выражение «гласные звуки» вводит в заблуждение своей образной внутренней формой – ведь гласные не состоят только из голоса, но включают и шум, пусть минимальный. Последний факт нетрудно понять школьнику, если прослушать гласные, произнесенные шепотом – они слышны, хотя голоса в их произношении нет. Можно сделать промежуточный вывод: образные терминологические средства  способны вводить школьника в заблуждение.

Есть случаи, когда терминоиды используются для того, чтобы скрыть непонимание сути обозначаемого явления. Так терминоид «разговорная речь», хоть и используется не только в школьной науке, обозначает не то устную речь, не то разговорный стиль. Еще белее нелеп терминоид «разговорный язык» — а какой еще язык бывает? Опыт общения с учителями выявил использования не только более или менее устоявшегося выражения «беглая гласная» при наличии строгого терминологического называния «чередование гласного звука с нулем», но даже и выражения «молчаливый суффикс» для обозначения компонента «л» в формах 1-го лица единственного числа настоящего (!) времени: «люблю», «ловлю», «дроблю», «топлю» и т.д. Никакого суффикса в этих формах нет, а есть чередование «л» с нулем звука в корне слова. Не менее странными представляются терминоиды «ртосмыкатели» (согласные звуки) и «ртораскрыватели» (гласные звуки) до сих пор используемые учителями начальной школы [8], особенно если учесть, что различия между гласными и согласными звуками коренятся в работе множества различных органов речи, а при артикуляции, например, звука [и] – рот довольно-таки закрыт, чего не скажешь про согласный звук [р]. Таким образом, выясняется, что образные термины скрывают некомпетентность учителей, а также внедряют в сознание школьника ошибочные представления о языке.

Многие традиционные образные термины в школьной практике превращаются в терминоиды, так как лишаются понятийного содержания, которое подменяется на неопределенное интуитивное лексическое значение. К примеру, в школьной практике не определяют термин «части речи», хотя школьникам вполне понятно было следующее определение: «группы слов, характеризующиеся общностью грамматического значения, морфологических категорий и синтаксических функций». Таким образом, представление о смысле термина «части речи» складывается у школьников из внутренней формы слова «часть» и слова «речь» и дедуктивного размышления, то есть обобщения сведений, получаемых о разных частях речи. Результат такого познания может оказаться весьма далек от научного понятия.

Такой способ познания значения традиционного термина представляется не вполне удачным. Ровно так же познают школьники смысл терминов-названий падежей: именительный падеж – дает имя, винительный падеж – кого-то винит (?) и т.д. При этом значения падежей известны: именительный – субъект действия, то есть тот, кто его производит, винительный – прямой объект, то есть тот, кто испытывает действие. Вместо разумного разъяснения учителя читают детям развлекательные стихи, оживляющие внутреннюю форму названий, считая, что так падежи станут понятнее [4]. Итак, намеренное превращение терминов в образные терминоды затемняет понимание школьниками содержания лингвистических понятий.

Значительная часть церковнославянских по происхождению образных терминоидов в наше время в науке, в том числе и в передовой школьной методике, заменена строгими выражениями, однако в школе традиция использования образных выражений не прекращается. Так терминоид «придаточное предложение» заменен выражением зависимая часть, однако в стандартных заданиях ЕГЭ, ОГЭ встречается выражение «подчинение придаточных». Таким образом, школьники привыкают называть часть предложения придаточным предложением, и размывается граница между предложением и его частью. Подобная же картина наблюдается в использовании термина «Неопределенная форма глагола» — при наличии стандартного латинского термина «инфинитив», свободного от внутренней формы (для русскоговорящего школьника). В инфинитиве можно определить категорию вида, так что термин «неопределенная форма» способен ввести школьника в заблуждение.

Наконец, есть ряд вполне привычных терминов, которые зачастую не разъясняются просто потому, что кажутся понятными из внутренне формы. Таковы выражения «члены предложения» (связанные отношениями сочинения или подчинения слова знаменательных частей речи, взятые в аспекте  их синтаксической функции), «настоящее / прошедшее / будущее время» (время до момента речи /в момент речи / после момента речи), «вводные слова» (модальные слова, выражающее связь автора с сообщаемым), «глухие / звонкие согласные» (образуемые шумом / шумом и голосом). Все эти понятия не так сложны, чтобы оказаться недоступными школьнику. Однако ему их не раскрывают, а учат догадываться. В результате страдает представление о научной картине мира: школьник ее постигает интуитивно и приблизительно, тогда как нужно

В результате школьник оказывается морально готов к тому, что на экзамене ему придется разбираться в терминоидах, которые он не учил. Например, терминоид «экспрессивный повтор» в специальной академической литературе не встречается [2, 5, 10], зато используется в открытом сегменте ЕГЭ и частных разработках учителей [6]. При и разработчики ЕГЭ и школьный учитель противопоставляют (требуют различать) «лексический повтор» и «экспрессивный повтор» — выделенные по разным основаниям – повторяемому объекту и по функции. В соответствии с формальной логикой ничто не мешает лексическому повтору быть выразительным, то есть экспрессивным функционально.

Если использовать терминоиды в школьном образовании, а в особенности в заданиях важного экзамена, мы воспитаем у школьника доверчивость к «умным» с виду словам, в результате чего самым безобидным последствием будет, к примеру, то, что пополнятся ряды наивно желающих выиграть на жизнь на «Форексе», изучив терминоиды рыночной игры, будет расти число людей, доверяющих шарлатанам, называющим себя магами и экстрасенсами и подкрепляющими свой авторитет использованием звучных терминоидов. В худшем случае возможно стирание границ науки и лженауки в массовом сознании, способное обесценить и традиционное образование и академическую науку в глазах общества. Такой риск был понятен еще в начале советского времени, когда было принято решение подготовить силами ведущих лингвистов академически выверенный четырехтомный словарь русского языка [9], чтобы каждый мог узнать научно выверенную дефиницию слова. Похоже, что в наше время ощущение этого риска притупилось.

 

Литература.

  1. Открытый банк заданий ЕГЭ. // URL: http://www.fipi.ru/content/otkrytyy-bank-zadaniy-ege Дата обращения 31.03.2017
  2. Лингвистический энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия». – 1990. – 685 с.
  3. Макеева, В. Н. История создания «Российской грамматики» М. В. Ломоносова / АН СССР. Ин-т истории естествознания и техники. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. — 175 с.
  4. Мельник, Е.Н. Урок русского языка в 5-м классе по теме «Падеж имен существительных» / Е.Н. Мельник // Открытый урок. 1-е сентября. URL: http://festival.1september.ru/articles/551548/ Дата обращения 31.03.2017
  5. Москвин, В.П. Стилистика русского языка. Теоретический курс / В.П. Москвин. Ростов на дону: Феникс. – 2006. – 630 с.
  6. Родионова, А.П. Повтор как одно из выразительных средств языка. Конспект урока. / А.П.Родионова // URL: http://bestschool1.ru/index.php/rodionova-anna-pavlovna/24-rodyonovna-anna-pavlovna/117-lesson-outline-retry.html Дата обращения 31.03.2017 Дата обращения 31.03.2017
  7. Соловейчик, М.С. Современные подходы к обучению орфографии в начальных классах / М.С.Соловейчик, О.О.Харченко // Начальная школа N18 (595), 09.2006 – с. 3 – 8.
  8. Тихомирова, Г.А. Фонетика. Лексика. Словообразование. / Г.А. Тихомирова // URL: http://www.rsu.edu.ru/wordpress/wp-content/uploads/e-learning/Tihomirova_Phonetic/30.html Дата обращения 31.03.2017 Дата обращения 31.03.2017
  9. Толковый словарь русского языка / Под. ред. Д.Н. Ушакова. – т. IV. – М.: Государственное издательство иностранный и национальных словарей. – 1940. – 1551 с.
  10. Энциклопедия «Русский язык». М.: Дрофа. – 1997. – 704 с.

SHAPED TERMINOGY IN LANGUAGE EDUCATION STUDENT

Likhachev S.V.

Moscow City Pedagogical University, Moscow, Russia, 129226, (Moscow, Selskoxozyajstvennyj travel , 4) e-mail: lihachsv@rambler.ru

Summary: In addition to terms in the language, there are words that are learned from the context. They do not call anything strictly defined scientifically. These words are masked by terms and are terminoids. Figurative terms in linguistics are used due to the tradition of the oldest Russian grammars. Terminoids are used to hide the misunderstanding of the essence of the indicated phenomenon. Many traditional figurative terms in school practice turn into terminoids. They are deprived of conceptual content. It is replaced by an indefinite intuitive lexical meaning. There are a many of terms that are not explained in the school simply because they seem to be understandable from the internal form. As a result, the student turns out to be morally ready at the exam to understand terminoids, which he did not teach.

Key words: terms, terminoids, language education, schoolboy, word.

http://ippo.selfip.com:85/izvestia/likhachev-s-v-obraznye-terminoidy-v-yazy/

Лихачев С.В. | ОБРАЗНЫЕ ТЕРМИНОИДЫ В ЯЗЫКОВОМ ОБРАЗОВАНИИ ШКОЛЬНИКА: 2 комментария

  1. Очень актуально. Мы эту проблему видим в разных аспектах не только у детей, но и у взрослых. Так исследования фиксируют, что педагоги ДОО не знают ФГОС, но скорее, они просто не пользуются подобной терминологией

  2. Я работаю в школе, где учительница 1 класса на уроках письма, когда они изучают заглавные и строчные буквы, рассказывает детям, что у каждой буквы (кроме ь, ъ, ы) есть родители, мама и папа, поэтому есть заглавная и маленькая буквы. А буквы ы, ь, ь- СИРОТЫ, так как у них нет мамы и папы (нет заглавной буквы), они только строчные.

Добавить комментарий для Наталья Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *