Десяева Н.Д., Николаева Е.А. | КУЛЬТУРНЫЕ СМЫСЛЫ СОВРЕМЕННОЙ ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Рейтинг
[Всего голосов: 0 Средний: 0]

Десяева Н.Д.

профессор департамента методики обучения

ИППО ГАОУ ВО МГПУ

Николаева Е.А.

профессор департамента методики обучения

ИППО ГАОУ ВО МГПУ

г.Москва

NikolaevaEA@mgpu.ru

Статья посвящена современной детской литературе как пространству раскрытия культурных смыслов.

Человек становится частью культуры в процессе обретения и познания им культурных смыслов. Процесс тот незаметен, но продолжается всю жизнь, открывая все новые и новые возможности/грани культурных текстов, одним из которых и является детская литература.

Согласно определению, культурный текст – это «совокупность культурных смыслов, выраженных в знаковой форме» [6: c. 457]. Конечно, содержательно-смысловое наполнение художественных текстов всегда гораздо шире значения слов, из которых они состоят. Однако это лишь помогает усвоению человеком культурных ценностей, его более глубокому погружению в культурное пространство. Основной функцией детской литературы является функция воспитательная, которая и представляет собой не что иное, как процесс освоения культурных смыслов и применения их в практической деятельности в процессе социализации.

Начинается этот процесс в самом раннем детстве, когда происходит знакомство ребенка с фольклором. Потешки, заклички, прибаутки, пестушки – все эти жанры, несмотря на свою внешнюю простоту, представляют собой сложное напластование культурных смыслов. Возникшие во времена неразрывного единства слова и его значения, на протяжении многих веков они впитывали в себя иные смыслы, заменив сакральность этого синтеза развлекательностью. Современное поколение вряд ли без предварительного объяснения сумеет увидеть в простой закличке  «Дождик, лей, лей, лей! Будет травка зеленей» аккумулированный социальный опыт.

В школьную программу не включен предмет «Постижение культурных смыслов», да и незачем это делать, поскольку этим и занимается человек всю жизнь, сначала постигая и сохраняя их, потом  создавая новые,  тем самым помогая следующему поколению стать частью нации. Об этом размышляет Е.А.Каминская, рассматривающая механизмы существования культурных смыслов: «На уровне мировосприятия индивид имеет дело со всей культурой; на уровне мироощущения – со всем многообразием культурных смыслов; на уровне миропереживания происходит обогащение смысла, его «вживление» в человека; на уровне миропредставления – визуализация культурных смыслов, их воплощение в артефактах; на уровне миропонимания упорядочивается смысловая картина мира. Следовательно, смыслы обретают свое значение в совокупности мыслительной деятельности, в процессе понимания и интерпретации культурных текстов, восприятия, переживания, мироощущения, обработки социокультурной информации и пр.» [3]. Отметим, что результатом личностной интерпретации текстов культуры всегда является осознание и освоение базовых смыслов, что обеспечивает «расширение смыслового поля личности» [2: с. 14].

Понимание культурных смыслов мы напрямую связываем с интерпретацией концепта как их воплощения. Литература для детей представляет возможность «расшифровки» концептов, разворачивания смыслов и их внедрение в формирующуюся картину мира юного читателя. Процесс этот, на первый взгляд, незаметен и легок и даже граничит с игривостью и легкомыслием. Но это и является отличительной особенностью современной детской литературы, говорящей несерьезно о серьезных вещах. Конечно, следует учитывать специфику художественного текста, содержательно-смысловое наполнение которого всегда горазд шире значения составляющих его слов. Однако детская литература, по нашему мнению, представляет собой фундамент, закладывающий мировосприятие и отдельно взятой личности, и поколения,  и нации в целом. С ее помощью начинается накопление социального опыта, представляющего собой набор ценностных ориентаций, присущих тому или иному обществу. В детстве происходит освоение практик, базовых для всего человечества, без ярко выраженного национального колорита (может, поэтому так легко завязываются дружеские отношения между маленькими детьми, не знающими другого, кроме родного, языка?). Потому и неудивительно, что диапазон их художественного воплощения в детской литературе мы можем обозначить концептами «Семья», «Дом» и «Дружба».

Очевидна и вполне логична связь между этими константами, среди которых на первое место выступает «семья».  Для любого человека семья – «группа живущих вместе родственников» [5: c.618], это место, где его любят, поэтому так важно, чтобы в ней царили мир и понимание:

…Папа рад и мама рада,

Ну а мне того и надо:

Если в доме каждый рад,

Значит, в доме мир да лад! [1].

И неважно, какая это семья: человеческая семья, семейство слонов Р.Мухи, пытающееся найти для простуженного слоненка хоботовый платок, или носороги Л.Улановой, объясняющие сыну, чем отличается носорожье чувство юмора. Важно обязательное присутствие в жизни ребенка всех членов семьи с закрепленными за ними функциями. Так это видит герой стихотворения Л.Улановой «Котенок», рассуждающий о том, что бабушка нужна, чтобы «почесывать за ушком» и разбрасывать клубки, мама – «давать мне колбасу с ладони». (И здесь можно провести параллель с традиционной возрастной стратификацией женщин в русской деревне, где существовало строгое разделение с четко определенными функциями: так, женщина преклонного возраста называлась «старухой» и занималась присмотром за детьми, а более молодая хозяйка – «большухой», на ее плечах лежала забота о доме, домочадцах и скотине.) Родители – некая незыблемая величина в мире ребенка, точка опоры, трансляторы традиций, которые ребенок усваивает едва ли не на уровне бессознательного. Так это и воспринимается в произведениях, предназначенных для чтения младшими школьниками, будь то игровая поэзия А.Зайцева, детские детективы С. Лавровой или повести Н.Дашевской.

В произведениях, рассчитанных на читателя постарше, происходит смещение акцентов: родители предстают уже сомневающимися, способными на слабость или ошибку и требующими заботы и поддержки (как, например, в повестях Ю.Кузнецовой «Выдуманный жучок» или Е.Мурашовой «Дом за радугой»). И в этом тоже нам видится трансформированная в соответствии с требованиями эпохи культурная традиция перехода в другую возрастную группу и ребенка, и взрослого. Неважно, сколько ребенку лет, важно, что он понимает свою ответственность за родных (и это необходимый этап на пути осознания человеческой  ценности). Например, герои Ю.Яковлевой из «Ленинградских сказок» отстаивают не только невиновность своих родителей, но и право на память о них. И даже отлаженная государственная машина, сметающая человеческие жизни, не в силах искоренить их уверенность и силу. Так происходит накопление культурных смыслов в зависимости от возраста человека (заметим, что возрастное соответствие – основная концепция еще фольклорных жанров, особенно обрядовых).

Раскрытие культурных смыслов концепта «Дом» тоже имеет свою специфику. Одно из значений – «жилое здание, а также люди, живущие в нем» [5: c.149]. Однако в произведениях для детей мы видим другую трактовку. Для младших читателей дом – понятие скорее расплывчатое: это и родственники, и мальчишки из соседнего двора, и школа с одноклассниками, и зоопарк, и бабушкина деревня. В это пространство входят и реальные существа, и вымышленные персонажи, да и само пространство может быть и настоящим, и вымышленным, как, например, миры Л.Улановой (Чудесания, Троллеград и Задивания). Все эти пространства существуют по одним и тем же законам и традициям, именно это и делает возможным мирное сосуществование таких неоднородных субстанций. И это тоже есть отражение одной из функций социального опыта – социальное воспроизводство сообществ, то есть трансляция их культурных особенностей, создание их художественного портрета в детском чтении.  Как видим, и на уровне концепта «дом» тоже происходит освоение общих культурных смыслов. Уже гораздо позже на него наложится  понимание «иного» и «поликультурного» пространства.

В литературе для школьников среднего возраста концепт «дом» воспринимается, скорее, в значении «пространство», и одновременно происходит выделение и освоение других пространств, дружественных и не очень. Взрослея, человек начинает сужать границы собственного «дома», и не только очерчивать чужой дом, но и «осваивать» его потенциал (причем, абсолютно любой – информационный, образовательный, материальный и пр.). Подросток уже способен существовать в разных пространствах, учитывая их специфику, т.е. осваивает накопленный культурный опыт, применяя его на практике. Появляется, например,  равноценное пространство школы, в которой и происходит «тренировка» взрослой жизни, как в «Записках выдающегося двоечника» А.Гиваргизова, в повестях «Типа смотри короче» и «Время всегда хорошее» Е.Пастернак и др.

Более того, можно говорить о том, что современная детская литература создала новый тип героя – «ребенок созидающий». Это совсем юный человек, обладающий способностью трансформировать окружающую его действительность по своему усмотрению и делать ее доступной для других. Например,  Юра Мальков из повести Е.Мурашовой «Класс коррекции» владеет даром создавать параллельную реальность, которая существует по  законам его и его друзей, приглашенных им:  он умеет ходить, одноклассник Антон привносит в этот мир динамики, а красавица Стеша начинает говорить. Хотя подростки-созидатели и раньше встречались в детской литературе (вспомним Тимура и его команду или пионеров-героев), действовали они по традициям взрослых или согласно требованиям идеологии. В современной литературе юный герой поступает чаще всего вопреки взрослому (= здравому) смыслу, как это делает Дим из повести Е.Мурашовой «Дом за радугой», задумавший вывести отца из комфортно запрограммированной реальности в настоящее путешествие без гаджетов, облегчающих жизнь. Таким образом, перед нами новый этап в процессе овладения культурными смыслами – их обогащение.

Концепт «Дружба» так же неоднороден и подвижен, как прочие. В произведениях для маленьких друг – это данность: он есть, с ним можно поругаться и помириться, он никуда не исчезнет. Такая дружба связывает Нарку и Манюню из трилогии Н.Абгарян. «И в горе, и в радости», и на концерте в музыкальной школе, и на кухне у бабушки девочки всегда вместе, несмотря на случающееся недопонимание. Сила дружбы велика настолько, что соединяет их семьи, и теперь все в  водоворот затей подружек втянуты довольно эмоциональные взрослые.

Литература для подростков дополняет  понимание дружбы элементами анализа, причем под пристальным вниманием оказывается не только друг, но и сам герой. Происходит понимание разности людей – именно это понимает Дим из «Дома за радугой» Е.Мурашовой, наблюдающий за своим другом-«лютиком» Сашей. Однако разница характеров и уровней включенности в жизнь совсем не мешает дружить даже в этом контролируемом гаджетами мире. Понимание приносит открытия: предательство, измена и готовность отдать жизнь за друга (так Дима спасает Эля). И базовый смысл понятия «дружба» как ‘близкие отношения, основанные на взаимном доверии, привязанности, общности интересов’ [5: с.155] в процессе социализации дополняется новыми смыслами, помогая юному читателю выстроить собственную картину мира.

Таким образом, детская литература очень важна для процесса познания культурных смыслов. Она помогает создать упорядоченное представление о мире, определить свое место в нем. Очень точно об этом написал Г.Кружков:    Перемена, перемена!

Что средь этого сыр-бора

Остается неизменно?..

Только будочка суфлера.

Кто-то в ней сидит бессменно

И читает по тетрадке,

Чтоб никто не сбился с роли,

Чтобы было все в порядке [4].

Осознание  этих ролей (или постижение культурных смыслов)  – это первый этап  культурной самоидентификации, важнейшего процесса культурного устроения общества. Именно это помогает человеку осознать себя носителем общих ценностей, частью культурного пространства, даже такого нестабильного и непрерывно меняющегося, как наше. И замечательно, что современная детская литература достойно продолжает традицию аккумулирования и трансляции культурных смыслов, заложенную классиками.

Литература

  1. Бундур О. Если в доме каждый рад [Электронный ресурс]:  /http://trumpumpum.ru/autors/bundur-oleg/esli-v-dome-kazhdiy-rad.html) (дата обращения 10.10.20)
  2. Интерпретация научного текста в ситуации учебного общения / Под ред. Н.Д. Десяевой. Монография / Десяева Н.Д., Криворотова Э.В., Хаймович Л.В. и др. – Саранск, 2002. – 250 с.
  3. Каминская Е.А. Культурные смыслы традиционного фольклора [Электронный ресурс]: https://cyberleninka.ru/article/n/kulturnye-smysly-traditsionnogo-folklora  (дата обращения 10.10.20)
  4. Кружков Г. Перемена декораций [Электронный ресурс]: http://trumpumpum.ru/autors/kruzhkov-grigoriy/peremena-dekoratsiy.html  (дата обращения 10.10.20)
  5. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. — М.: Рус. яз., 1984. — 797 с.
  6. Флиер А.Я. Культурология для культурологов / А.Я. Флиер. — М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2002. — 492 с.

The article is devoted to contemporary children’s literature as a space for revealing cultural meanings.

Keywords. Children’s literature, cultural meanings, concept, fiction text.

http://izvestia-ippo.ru/desyaeva-n-d-nikolaeva-e-a-kulturnye-s/

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *